КЛАУДИО МОРАБИТО, У КОТОРОГО БЫЛИ РЕЦИДИВ И ВОЗВРАЩЕНИЕ

Часто задают справедливый вопрос: «Что происходит, когда ребята выходят из общины?» Обычно время для исцеления в общине не превышает трех лет, и успех измеряется процентом тех, кто продолжает жить нормальной жизнью. Конечно, лучше искать более точный критерий, чем считать дни и годы, проведенные в общине. Когда община решает, что парень готов справиться с реальной жизнью, он может уходить.. Но ничего не бывает наверняка. Совершенно ясно, что тот, кто был наркозависимым, может быть исцелен, а тот, кто не был наркоманом, может им стать. Из работы с алкоголиками известно, что для рецидива время абстиненции не имеет значения. Можно сказать, что первый стакан, даже после многих лет, будет без дна. Вот почему здесь применяется старое правило: отказывайся с самого начала, иначе будет поздно, придется уже искать лечение. Мы помещаем здесь  историю молодого человека, который был в общине, оставил ее после завершения программы, опять сорвался, но снова вернулся. Его пример показывает, что нельзя ни отказаться, ни устать от борьбы за жизнь.
Меня зовут Клаудио. Мне 39 лет. Я вырос в семье, где меня учили христианским правилам и ценностям. Но все это я принял только внешне, в мое сердце не вошли слова и идеи, которым я был научен. Из-за болезни отца я должен был часть детства провести у бабушки со стороны моей матери, где не получил ни нежности, ни любви. Правда, то же самое было и с моими родителями. Я думал, что у них не было времени для меня. Я вернулся к семье. Потом настала пора идти в школу. Конфликты начались уже с раннего детства. Я не хотел учиться, и когда мне исполнилось 14 лет, стал работать. В 16 я пошел на завод. Потом я стал менять и места своей работы, и свои взгляды на жизнь. Я стал склоняться к левой политике и принял марксистские идеи. Диалога с родителями у меня не было, но не потому, что они его не хотели. Я все больше и больше изолировал себя от них. После службы в армии я влюбился, но добром это не кончилось. Тогда я начал употреблять героин. Наркотики давали мне чувство значимости. Каждый день я все глубже падал яму, из которой уже не мог выбраться самостоятельно. По временам я был способен обходиться без наркотиков, особенно когда отдыхал с друзьями, не употребляющими их. Но  возвращаясь в Милан,  я первым долгом принимал наркотики. Помню, как моя мама, застав меня однажды,   спросила, почему я это делаю. В ответ я упрекнул ее в том, что она не заботилась обо мне, когда я был маленьким, и что теперь она должна оставить меня в покое и  позволить мне жить, как я хочу. Наконец, когда я уже был наркоманом с десятилетним стажем,  родители потребовали сделать выбор: или община, или улица. Я выбрал общину, несмотря на то, что сомневался в правильности такого решения. В течение трех лет я делал все, что просила община. Когда сестра Эльвира совершенно уверилась во мне и позволила оставить общину, я был счастлив. Я начал новую жизнь в новом городе вместе с двумя друзьями. Однако, выйдя из общины, я вскоре опять стал испытывать страх одиночества. Я не принял того, что община советовала мне, то есть не молился и не ходил на Святую Мессу. Страх рос и в конце концов привел меня снова к наркотикам. У меня случился рецидив. Несколько месяцев спустя друзья помогли мне поговорить с сестрой Эльвирой. Она взяла меня обратно в общину.
Возвращение было тяжелым. Я боялся критики моих собратьев по несчастью. Месяц я провел в Салуццо, а затем приехал в Меджугорье; я чувствовал, что ни там, ни здесь меня не осуждали за падение. Все единодушно приняли меня и помогли мне. Труднее всего было простить самого себя. После исповеди я понял, что Господь простил меня. Мои родители, сестра Эльвира и община тоже простили меня. Но я не хотел принимать своей ошибки. Сейчас, когда прошло два года с тех пор, как я вернулся, я снова каждый день учусь пониать, что это значит — отдавать себя другим и не быть эгоистом. Не время меняет человека, человек сам решает измениться, принимая молитву и жертву.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

two × 1 =