МАРКО ЗАППЕЛА

Меня зовут Марко. Я родился в Бергамо, в Италии, в христианской семье. У меня есть старшие брат и сестра. Сейчас я живу в общине сестры Эльвиры. Я здесь уже 6 лет и очень доволен тем, что живу в общине и что я вообще жив. Перед тем, как приехать сюда, я 6 лет употреблял героин. Принимать наркотики я начал неожиданно. Для этого, казалось, не было причин, и я употреблял их совсем не потому, что мне нечем было заняться. Я это делал, например, когда что-то злило меня или случалось что-нибудь неприятное. Сейчас я понимаю, что корни этой беды лежат много глубже. Наркотики начались для меня задолго до первой инъекции..Именно поэтому я хочу рассказать о нашей семье и о моей жизни до того, как я начал употреблять наркотики. Я думаю, так можно будет лучше понять причину, по которой я начал это делать. Должен сказать, моя семья всегда желала мне добра, и я был счастлив. Мы ходили в церковь, по крайней мере, по воскресеньям. Знаю, этого недостаточно, чтобы быть хорошим христианином, и, тем не менее, я довольно быстро уставал от всего этого. Я прислуживал в алтарной части и знал многих священников. Не знаю почему, но это стало мне надоедать. Помню, что довольно часто в семье была нервная и напряженная обстановка. Молились мы мало. Бывали случаи, когда отец и мать ходили в церковь отдельно друг от друга. Уже в 6 лет я начал замечать это, а позже мне и в голову не приходило, что для меня важно делать что-то вместе с ними. У моего отца было время на все – на работу, развлечения, друзей, но только не на меня. Теперь-то я знаю, что отец должен был выплачивать большие долги и поэтому вынужден был много работать, но я также знаю, что пять минут для нас, детей, он мог бы найти. Я люблю своего отца, но эти пять минут до сих пор мучают меня. Кажется, это совсем немного, но я вижу, как такие, незначительные на первый взгляд, вещи глубоко ранили меня. Я хочу рассказать о небольшом происшествии, чтобы лучше объяснить то, о чем я говорю. Когда после моей первой сигареты я вернулся домой, моя одежда пахла табаком, и мать, заметив это, немедленно спросила, не курил ли я. Я решительно сказал «нет». Она снова спросила меня, и я опять сказал, что не курил, хотя и был с друзьями в баре, а они все курили, и поэтому моя одежда пахнет. Я сказал неправду, но мама приняла ее. Помню, что мне хотелось сказать правду, я действительно этого хотел, но никто не требовал ее от меня, она никого не волновала. Ведь сигарета – это ничто. Сегодня многие молодые люди курят, сначала они все пробуют сигарету, ну а потом кое-что еще. Если в семье нет правды, все переворачивается шиворот-навыворот. Со временем все становится дозволенным, но в самом начале это всегда что-то небольшое. В то время мне было 14 лет.
В 15 я уже не слушался ни отца, ни матери. Я работал там, где мне нравилось. Они хотели, чтобы я учился, и это совпадало с моим желанием, но еще больше мне хотелось быть свободным и независимым, а для этого нужны были деньги. Помню, что я всегда хотел быть лучше, ловчее других. Я искал компанию парней более взрослых, чем я, хотя и чувствовал себя с ними неуютно. Но чтобы казаться кем-то значительным, я нуждался в них. Оставалась совсем короткая дорожка к марихуане, а от нее — прямой путь к более тяжелым наркотикам.
Начав употреблять героин, я, конечно же, не собирался стать наркоманом. Пока я не кололся, я думал, что наркоман кто-то другой, но не я. Я верил, что умнее других, успешнее, что я смышленей, что стоит мне только захотеть, как я смогу остановиться. Даже тогда я удивлялся, как люди могут так разрушать себя. Мне было страшно колоться, но в тот момент я находил для себя довольно странное оправдание. Я всегда видел парней, которые находились в худшем состоянии, чем мое, и утешал себя тем, что на самом деле был не такой, как они; ведь я никогда не сидел в тюрьме, у меня не возникало причин воровать, и я никогда не продавал наркотики. Но очень скоро обстоятельства вынудили и продавать наркотики, и воровать. Падение произошло быстро. Я полностью разрушил себя. Представьте себе: когда я пришел в общину, то весил всего 50 кг. Я не имел воли  что-то делать, у меня не хватало сил ни для какой работы. Единственным моим желанием было уколоться. В день я тратил до 500 долларов. Чем больше становилась ежедневная доза, тем чаще я употреблял наркотики. Я потерял всякое достоинство. Я начал все забывать, стал лживым и врал всем напропалую.
Чувствами своих родителей я пользовался только для того, чтобы заполучить наркотики.
Сегодня я благодарен двум дням моей жизни и благословляю их.
Первый день – когда мои родители нашли силы сказать мне: «Или ты идешь в общину и мы поможем тебе, или ты уходишь из дома!» В тот день я  действительно испугался. Мне стало ясно, что так больше продолжаться не может. У меня не было намерения завязать с наркотиками, но и колоться дальше я боялся. Второй благословенный день – встреча с сестрой Эльвирой. Когда наши глаза встретились, я почувствовал, как во мне начала расти надежда. Помню день моего приезда в общину так, будто это было вчера. Я вышел из машины с сигаретой во рту; но еще издалека парень закричал, что здесь нельзя курить. Тут же решив, что эта община не для меня, я вернулся к машине, в которой ждала моя сестра, но в этот момент парень подошел и заговорил со мной. Я почувствовал, что у него добрые намерения — как-то я это понял, хоть мы и виделись первый раз. Он положил свою руку на мое плечо и повел в общину. Пока мы шли, я увидел работающих парней. Они пели и казались счастливыми. Невероятно, но эти люди выглядели счастливыми, хотя были такими же наркоманами, как и я. Во мне всколыхнулось желание новой жизни. Доброе семя упало в мое сердце. Но в тот же вечер, как только я вернулся домой, наркотики снова победили меня. Прошло три месяца, прежде чем я поступил в общину. Наконец, меня приняли. Это произошло днем. В первый же день вечером мы пошли в часовню. Пока ребята пели, все было ничего. Но потом они начали молиться: «Радуйся, Мария». Один за другим они повторили молитву десять раз, потом еще десять и т.д. Я  был шокирован. В  голове закружились вопросы и подозрения: «Куда я попал? Это не наркоманы! Это больница для сумасшедших! Они не такие, как я»!. Мне тут же захотелось уйти. Но со мной был парень –  таких  здесь называют «ангелом-хранителем». Он находился со мной постоянно, каждую минуту. Все шли спать – он был рядом со мной, я шел в туалет – он меня ждал, мы работали – он работал со мной. Ночью меня всего ломало, бросая то в жар, то в холод – он был рядом. Правда, совсем, как ангел-хранитель! Я уверен, если бы рядом со мной никого не было, я бы сам никогда не смог освободиться от наркотиков. Я должен сказать спасибо Господу, что в общине «Ченаколо» нашел Его.
Здесь я нашел нежное объятие семьи … сегодня я могу уверенно сказать, что в общине нашел объятие Бога-Отца, Который есть Отец всех нас. Вот почему я чувствую себя не только живым, но более того — я чувствую себя воскресшим! Я чувствую себя родившимся заново. Я чувствую, что живу.
Спустя какое-то время «ангел-хранитель» перестает следовать за тобой. Понемногу появляется доверие, и тебе начинают давать небольшие поручения, задания, доверяют других парней.
Вне общины я жил, разрушая себя. Я рос физически, но духовно деградировал, и вся моя жизнь сводилась к наркотикам. Я чувствовал, что был инфантилен. Заметив, что община доверяет мне, я пережил огромное волнение и чувство чего-то уже достигнутого. Как это здорово – быть способным что-то делать самостоятельно – в общине это первая настоящая радость. Здесь ты начинаешь учиться жить, а после нескольких месяцев сам делаешься «ангелом-хранителем», и это прекрасно. Ты становишься «ангелом-хранителем» для парня, который, как и ты, был разрушен наркотиками, у которого такие же проблемы, какие были и у тебя, он также не может ночью спать, как когда-то не мог и ты. В течение дня каждые две минуты он говорит о наркотиках, точно так же, как это делал ты. Точно так же он хочет уйти, и ты должен убедить его остаться, ты сам должен остаться с ним. За это время я был «ангелом-хранителем» несколько раз. Это тяжелая работа, но и прекрасная. Иногда проходит 15 дней, иногда один, два месяца, прежде чем он начинает спать, лучше работать, и прежде чем ты слышишь, как он начинает молиться: «Радуйся, Мария», и неважно при этом — верит он или нет. Однажды он посмотрит тебе в глаза и скажет «СПАСИБО ТЕБЕ!» Спасибо, потому что ты не дал мне уйти отсюда! Спасибо, потому что если бы не ты, меня бы здесь не было, без тебя я не смог бы это выдержать. Нет на земле ничего, чем бы ты мог заплатить за это «спасибо» и с чем бы ты мог сравнить его. Спасибо, сказанное тем, кто был в цепях наркотиков и кто начал от них освобождаться…
Красота общины в том, что она является школой жизни, и ее основная
цель — помочь молодым людям встретить в их сердцах Бога. Красота уже в том, что община сразу же открывает вам свои объятия, принимая вас без всяких на то заслуг с вашей стороны. Вас не спрашивают, есть ли у вас в банке деньги, не смотрят, белый вы или черный, способны ли вы работать, учились вы или нет. Община смотрит в ваши глаза и принимает вас.
Чтобы жить в нашей общине, платить не нужно. Все живут  благодаря Божьему Промыслу. Община принимает, помогает, приглашает, поощряет, учит любить. То, чему мы здесь учимся, то, что здесь происходит, выше всего того, что может быть внутри у нас.
Никто из ребят, принимавших наркотики, поступая в общину, не говорит: «Я верю». Но община и не ждет от тебя этого, она учит тебя молиться. Из молитвы рождается вера. Община не говорит: «Верь, потом молись, но сначала — молись!» Сестра Эльвира требует, чтобы, стоя на коленях, мы молились, а вера придет после. Она не спрашивает тебя, любишь ли ты Иисуса, но учит тебя быть с Ним. Потом через жертвы приходит любовь. Община учит не громкими речами, не катехизисом, но, прежде всего, собственной жизнью. Правда, сестра Эльвира тоже говорит и обучает катехизису, но она учит нас молиться самой молитвой. Она учит нас преклонять колени, становясь на колени первой. Она учит нас молиться в присутствии Господа Иисуса, молясь больше нас, раньше нас и вместе с нами. Так, своей жизнью сестра Эльвира говорит с нами. Слава Богу, сегодня и жизнь ребят, которые поступили в общину раньше нас, тоже стала нашей школой.
Возрожденная жизнь желает возрождения другим и помогает им в этом своей любовью. Я могу только сказать, что меня любят в общине, и поэтому я останусь здесь  вопреки всему, что может прийти мне в голову. Это  действительно чудесно — делать добро другим. Я чувствую: Иисус позволил воскреснуть не только моей плоти, но и моему сердцу. Сейчас это сердце, желающее любить. За это я непрестанно благодарю Бога и Нашего Отца, я благодарю Его за то, что Он сотворил меня и послал на моем пути встречу с сестрой Эльвирой.

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *

twenty − eleven =